Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS                                                        Суббота 18.11.2017, 18:26  

                                               Главная Берггольц Мой профиль Выход                                                             
Меню сайта

Погода

ЦГБ ВКонтакте

ЦГБ в ОК

Форма входа


Мадонна блокадного Ленинграда

 

О друг, я не думала, что тишина
Страшнее всего, что оставит война.
Так тихо, так тихо, что мысль о войне
Как вопль, как рыдание в тишине.
Здесь люди, рыча, извиваясь, ползли,
Здесь пенилась кровь на вершок от земли...
Здесь тихо, так тихо, что мнится — вовек
Сюда не придет ни один человек,
Ни пахарь, ни плотник и ни садовод —
никто, никогда, никогда не придет.
Так тихо, так немо — не смерть и не жизнь.
О, это суровее всех укоризн.
Не смерть и не жизнь — немота, немота —
Отчаяние, стиснувшее уста.
Безмирно живущему мертвые мстят:
Все знают, все помнят, а сами молчат

1940 г.

    До начала Великой Отечественной войны имя Ольги Берггольц было мало известно советским читателям. Немного лирики, сборник детских стихотворений – вот, пожалуй, и все, что вышло из-под пера поэтессы до 1941 года, за исключением очерков в казахстанских газетах, где она работала журналисткой.

    Конечно, были еще неизданные дневники и проза, которую никому нельзя было показывать: воспоминания о сталинских застенках, где Ольга провела полгода и потеряла третьего, не рожденного ребенка, о первом муже, поэте Борисе Корнилове, расстрелянном в 1938 году. Еще до войны похоронила она и двух своих дочек, но судьба уготовила писательнице не менее страшные испытания: война, голод, холод и смерть.

    Битва за Ленинград началась 10 июля 1941 года, Советская Армия оставляла одну позицию за другой. И вот в последний день лета – 31 августа 1941г. – была перерезана последняя железная дорога, связывающая Ленинград со страной. Поэтесса Ольга Берггольц вскоре оказалась в группе самозащиты своего дома на улице Рубинштейна и написала об этом в книге «Дневные звезды»:

    «Уже сгорели Бадаевские склады — продовольственные запасы Ленинграда, и когда они горели, маслянистая плотная туча встала до середины неба и закрыла вечернее солнце, и на город лег тревожный, чуть красноватый сумрак, как во время полного солнечного затмения — первый вестник голодного мора, уже вступившего в наш осажденный город. 

    Мы были взволнованы странной листовкой, которую разбросал во время последней бомбежки немец, уже после пожара Бадаевских; она состояла из одной только фразы: “Ждите серебряной ночи”, и, конечно, внизу подлая виньетка и буквы “шт. в з.” — что означало “штык в землю”».

    В первые же дни блокады она пришла к Вере Кетлинской, руководившей Ленинградским отделением Союза писателей, и спросила, где и чем она может быть полезна. Кетлинская вспоминала, как в первые дни войны к ней пришла Ольга Берггольц: «Оленька, как ее все тогда называли, видом - еще очень юное, чистое, доверчивое существо, с сияющими глазами. Обаятельный сплав женственности и размашистости, острого ума и ребячьей наивности». Кетлинская направила поэтессу  в распоряжение литературно-драматической редакции ленинградского радио. Спустя самое недолгое время тихий голос Ольги Берггольц стал голосом долгожданного друга в застывших и темных блокадных ленинградских домах, стал голосом самого Ленинграда. Позднее эти радиопередачи вошли в книгу Ольги Берггольц «Говорит Ленинград».

    Вот что писала сама Ольга:

    «Уже в конце ноября появились на улицах города первые гробы, которые двигались не так, как подобает гробу – важно высоко над мостовой, а ползли на санках по самому снегу. Один район за другим погружался во тьму, подобную полярной ночи, -- иссякала энергия, уходил из города свет, замирало движение. Уже многие не могли делать длинных переходов пешком и целыми днями неподвижно лежали под грудой одежд и одеял в тёмных ледяных квартирах.<...> И сплошь и рядом оказывалось, что у такого ослабевшего, полуумирающего ленинградца существует только одна форма связи с внешним миром – это – «тарелка» радио. Отсюда, из этого чёрного круга на стене, доходили до человека людские голоса, -- значит он ещё не один!»

    Единственной связью с миром становится радио. Газету не все могли выписать, да и не всегда она приходила, было время, когда даже письма перестали носить, а радио было в каждом доме, в каждой квартире. По радио передавали сводки с фронта и сообщения о нормах выдачи продуктов, сигналы тревог и отбоев.

...Сидят на корточках и дремлют

под арками домов чужих.

Разрывам бомб почти не внемлют,

не слышат, как земля дрожит.

Ни дум, ни жалоб, ни желаний...

Одно стремление — уснуть,

к чужому городскому камню

щекой горящею прильнуть...

              Сентябрь  1941

    Однажды Вера Кетлинская раздобыла бутылочку рыбьего жира и, приготовившись жарить лепешки из «причудливого месива, куда основной массой входила кофейная гуща», — позвонила Ольге и позвала, чтобы поделиться. Та ответила: «Иду». Идти надо было полтора квартала, в темноте, на ощупь. Возле Филармонии Ольга обо что-то споткнулась и упала на полузанесённого снегом мертвеца. От слабости и ужаса она не смогла подняться, стала застывать… и вдруг услышала прямо над собой голос. Свой голос из репродуктора. Голос несдающегося духа над готовым сдаться телом!

Сестра моя, товарищ мой и брат,

ведь это мы, крещенные блокадой!

Нас вместе называют — Ленинград,

и шар земной гордится Ленинградом!

    Ольга Берггольц поднялась и дошла до цели.

    Первой блокадной зимой, как и тысячи горожан, поэтесса перешла на казарменное положение – ночевала прямо на месте работы в Радиокомитете. Ольга, как и все ленинградцы, привыкла к виду саночек с гробами, а чаще – с завёрнутыми в простыни трупами.

Я как рубеж запомню вечер:
декабрь, безогненная мгла,
я  хлеб в руке домой несла,
и вдруг соседка мне навстречу.
— Сменяй на платье,— говорит,—
менять не хочешь — дай по дружбе.
Десятый день, как дочь лежит.
Не хороню. Ей гробик нужен.
Его за хлеб сколотят нам.
Отдай. Ведь ты сама рожала...—
И я сказала: — Не отдам.—
И бедный ломоть крепче сжала.
— Отдай,— она просила,— ты
сама ребенка хоронила.
Я принесла тогда цветы,
чтоб ты украсила могилу.—
...Как будто на краю земли,
одни, во мгле, в жестокой схватке,
две женщины, мы рядом шли,
две матери, две ленинградки.
И, одержимая, она
молила долго, горько, робко.
И сил хватило у меня
не уступить мой хлеб на гробик.
И сил хватило — привести
ее к себе, шепнув угрюмо:
— На, съешь кусочек, съешь... прости!
Мне для живых не жаль — не думай.—
...Прожив декабрь, январь, февраль,
я повторяю с дрожью счастья:
мне ничего живым не жаль —
ни слез, ни радости, ни страсти.
Перед лицом твоим, Война,
я поднимаю клятву эту,
как вечной жизни эстафету,
что мне друзьями вручена.
Их множество — друзей моих,
друзей родного Ленинграда.
О, мы задохлись бы без них
в мучительном кольце блокады.

                                                          1942 г.     

    В январе 1942 года умирает в прифронтовом госпитале второй муж Ольги Федоровны, Николай Молчанов.  В марте хирурга Берггольца, отца Ольги, высылают в Красноярский край как «опасный элемент», а она, не смотря на потерю любимого мужа и расставания с отцом, продолжает работать на Ленинградском радио и всю блокаду ленинградцы слышат ее тихий спокойный голос, ставший лучиком надежды для многих отчаявшихся ленинградцев.    

    В дни блокады Ольга Фёдоровна не только читала стихи по радио, но и преподавала в заводском кружке «Электросила» всего в несколько километров от фронта. Она много работала в отделе контрпропаганды: писала листовки и целые передачи для немцев по радио вела: « Ну куда же вы лезете, ведь вы погибните здесь! Говорила я им.» Так же на радио выходил специальный сатирический выпуск «Радиохроника»  где высмеивались фашисты их союзники.  В окнах ТАСС у Берггольц была целая серия юмористических плакатов «Тётя Даша» где в лёгкой и доходчивой форме ленинградцам давались инструкции и советы как вести себя в той или иной экстренной ситуации, например как обезвредить зажигательную бомбу:

Даша бомбу на лопатку,

Даша бомбу прямо в кадку.

 

 

Плакаты про тётю Дашу

    Во время блокады у Берггольц не было особых привилегий и дополнительных пайков. Когда блокада была прорвана и Ольгу Федоровну отправили в Москву, врачи диагностировали у нее дистрофию.

    Ее поэмы, посвященные блокадному городу и его жителям, принесли ей славу и всенародную любовь, а строки ее стихов выбиты на гранитной стеле Пискаревского мемориального кладбища, где нашли последний приют 470 000 ленинградцев, погибших в годы блокады. Ольга Берггольц и ее стихи – это символ осажденного Ленинграда, умирающего, но не сдавшегося врагам.

    Страна оценила ее заслуги – Ольга Берггольц получила орден Трудового красного знамени, орден Ленина, несколько медалей, но главным для нее стало звание «ленинградской Мадонны», пришедшее куда раньше официального успеха.

 

Библиографический список литературы об Ольге Берггольц

  1. Абрамов, А. Исповедь мужества [Текст] // Абрамов, А. Лирика и эпос Великой Отечественной войны / А. Абрамов. – М.: Советский писатель, 1972. – С. 237-285.
  2. Аннинский, Л.А. Ольга Берггольц: «Я... ленинградская вдова» [Текст] / Л.А. Аннинский // Общественные науки и современность. – 2005. -- № 4. – С. 155-166.
  3. Берггольц Ольга Фёдоровна [Текст] // Краткая литературная энциклопедия / Главный редактор А.А. Сурков. – М.: Советская энциклопедия, 1962. – 1 т.: аарне-гаврилов. – С. 554.
  4. Берггольц Ольга Фёдоровна [Электронный ресурс] // Чтобы помнили: сайт:  http://chtoby-pomnili.com. – Режим доступа: http://chtoby-pomnili.com/page.php?id=1820
  5. Гальперин, Ю. Никто не забыт, ничто не забыто (Ольга Берггольц) [Текст] / Ю. Гальперин // Гальперин, Ю. Дорисовывая портреты / Ю. Гальперин. – М.: Советский писатель, 1991. – С. 45-51.
  6. Лебина, Н. «...Нас вместе называют – Ленинград» [Текст] / Н. Лебина // Вокруг света. – 2003. -- № 10. – С. 122-127.
  7. Ольга Берггольц: стихи и поэмы: краткая биография [Электронный ресурс] // Голос блокадного Ленинграда. Ольга Берггольц:  сайт: http://olga-berggolc.gatchina3000.ru/. – Режим доступа: http://olga-berggolc.gatchina3000.ru/bio.htm
  8. Паперный, З. «Неженский ямб» (Ольга Берггольц) [Текст] / З. Паперный // Паперный, З. Единое слово: статьи и воспоминания / З. Паперный. – М.: Советский писатель, 1983. – С. 174-186.
  9. Пьяных, М. Дань людскому братству, доверию и любви (Великая Отечественная война в творчестве О.Ф. Берггольц) [Текст] / М.Пьяных // Народ-победитель: советская литература о Великой Отечественной войне / Сост. Н.С. Пантелеймонов. – Л.: Лениздат, 1985. – С. 212-226.
  10. Филиппов, А. Ольга Берггольц: отмеченная бедой [Текст] / А. Филиппов // Караван историй. – 2015. – № 1. – С. 172-185.
  11. Хренков, Д.М. От сердца к сердцу: о жизни и творчестве Ольги Берггольц [Текст] / Д.М. Хренков. – Л.: Советский писатель, 1979. – 254 с.

 

Библиографический список сценариев  о творчестве Ольги Берггольц

  1. Зархи, С.Б. От сердца к сердцу: литературная композиция посвященная жизни и творчеству Ольги Берггольц [Текст] / С.Б. Зархи  // Читаем, учимся, играем. – 2010. -- № 2. – С. 30-47.
  2. Некрасова, Н.Н. По праву разделённого страданья: литературный вечер [Текст] / Н.Н. Некрасова // Читаем, учимся, играем. – 2000. -- № 1. – С. 61-65.
  3. Субботина, Ж.Б Здесь оставлено сердце моё…: литературный вечер [Текст] / Ж.Б. Субботина // Читаем, учимся, играем. – 2007. -- № 10. – С. 34-43.

 

Библиографический список книг Ольги Берггольц  из фонда ЦГБ им. Д.Н. Мамина-Сибиряка

  1. Берггольц, О.Ф. Верность. Стихи и поэмы [Текст] / О.Ф. Берггольц.– Л.: Сов. Писатель, 1970. – 358 с.
  2. Берггольц, О.Ф. Дневные звёзды [Текст] / О.Ф. Берггольц. – Петрозаводск, Карельское кн. изд-во, 1967. – 150 с.
  3. Берггольц, О.Ф. Дневные звёзды [Текст] / О.Ф. Берггольц. – М.: Современник, 1975. – 172 с.
  4. Берггольц, О.Ф. Избранные произведения [Текст] / Вступ. Статья А.И. Павловского; Подгот. текста и примеч. Т.П. Головановой. – Л.: Сов. Писатель, 1983. – 607 с. – (Б-ка поэта. Большая сер. 2-е изд.).
  5. Берггольц, О.Ф. Избранные произведения : в 2-х томах [Текст] / Предисловие А. Яшина. – Л.: Худож. лит-ра, 1967.
  6. Берггольц, О.Ф. Ленинградская поэма [Текст] / О.Ф. Берггольц. – Л.: Худож. лит., 1976. – 204 с.
  7. Берггольц, О.Ф. Лирика [Текст] / О.Ф. Берггольц. – Л.: Детская лит., 1974. – 190 с.—(Поэтическая библиотека школьника).
  8. Берггольц, О.Ф. Память: книга стихов [Текст] / О.Ф. Берггольц. – М.: Современник, 1972  . – 302 с. – (Библиотека поэзии «Россия»).
  9. Берггольц, О.Ф. Пьесы и сценарии [Текст] / О.Ф. Берггольц. – Л.: Искусство,1988. – 357 с.
Возрастные группы

Обратная связь

Год экологии

Золотое кольцо

РКБ СО
РКБ СО

БД "Весь Урал"

Портал "Культура"
Портал «Культура.РФ»

Памятные даты

Праздники
Информер праздники сегодня

ЭБС "Лань"
ЭБС Лань

НЭДБ

Партнер

Музыка и культура

Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Архив записей

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Cоциальная сеть г.Серова
  • Справочник г.Серова

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz